Сообщество мастеров | Ай да мастер

15 декабря 2017

Сообщество мастеров Ай да Мастер

Владислав Урбаханов: «Мне интересен сам процесс, эксперимент, поиск»


В начале октября в «Усадьбе им. В.П.Сукачева» открылась новая выставка Владислава Урбаханова.

Владислав – необычный художник. Он – художник-иллюстратор. 5 лет назад Урбаханов громко заявил о себе иллюстрациями к бурятским народным сказкам. Сегодня художник продолжает начатую тему: два месяца назад он выпустил сборник бурятских пословиц, а 5 ноября в областной юношеской библиотеке им. Уткина состоится презентация книги Евгении Липиной, обложку для которой тоже придумал Влад. Его новая выставка «Иллюстрации впечатлений» продолжает тему бурятского фольклора. Здесь представлены работы художника последних лет, выполненные в уже узнаваемом стиле мозаичной графики.

- Владислав, поздравляем Вас с открытием новой выставки. Это ваша третья выставка?

-Спасибо! Да, первая состоялась в «Доме Художника», затем была выставка в Улан-Удэ, это третья. Здесь собраны работы декоративного направления и акварели.

- Ваша первая выставка была посвящена сказкам. Сегодня Вы продолжаете эту тему: мы видим здесь новых героев – Луну, Солнце, Медведь-гору, Сарму. С чем связан такой глубокий интерес к сказкам?

- С чем связан интерес, я даже не знаю. Я всегда любил сказки. Ведь сказки это же не просто развлечение какое-то, это фольклор, что-то этнографическое. Если я где-то бываю, то стараюсь узнать, посмотреть, по возможности прихватить что-то, связанное с этнографией. Музыку этническую, визуальный, этнический язык. Я даже не задумывался когда и почему это произошло. Собственно бурятская тема интересует, наверное, потому что сам мало что знал в детстве.

- Бабушки не рассказывали Вам в детстве бурятские сказки, легенды?

- Нет, не помню такого. В 2007, может в 2006 году я увидел в магазине такую маленькую, на ризографе напечатанную книжку с черно-белыми иллюстрациями. Поискал еще. Узнал,  что в 1980-е годы Восточно-Сибирское издательство выпустило двухтомник бурятских сказок. Там много сказок было, много иллюстраций цветных. Они такие акварельные, лихо сделанные. И я решил покопаться и сделать декоративно.

- Т.е. получается, Вы – первый, кто за 30 лет обратился к теме бурятских сказок?

- Возможно, я как-то не анализировал.

- Теперь Вы взялись за пословицы и поговорки. Что это? Желание узнать свои истоки?

- Ну, да, это любопытство, желание восполнить собственные пробелы. Желание визуализировать какие-то образы.

- Среди отзывов на вашу выставку в Улан-Удэ я нашла такой: «Иркутские критики говорят, что картины Урбаханова «цвета бурятской степи». Житель Бурятии уточнил бы про себя, цвета прибайкальской бурятской степи. Только к западу от Байкала степные краски кажутся первобытно-сочными». Как Вы,  будучи  городским жителем, коренным иркутянином, смогли передать красоту степи?

- В детстве я каждое лето ездил в деревню Шетхулун, к бабушке и дедушке. 175 км по Качугскому тракту: Баяндай, Хогот. В 10 км от Хогота наша деревня.

- Так вот, где Вы впитали в себя эти просторы! Расскажите о ваших корнях?

- Бабушки у меня были учительницы, один дед - учителем, а второй дед – разнорабочий. У него было много разных рабочих специальностей, таких, где не требовалось много ходить, на войне ему наполовину оторвало обе стопы, остались только пятки. Хотя был у него свой «конёк» - шитьё сбруи. Он делал очень красивые узорчатые уздечки, кнуты, сёдла, хомуты. Отец – художник, мама - преподаватель немецкого языка. По отцу я получается - ольхонский. С детства всем так и говорил, что буду художником как папа. Так и произошло.

- Ваш отец, Эдуард Урбаханов, как-то Вас направлял, какое влияние он на Вас оказал?

- Отец мне дал возможность развиваться! Много видеть, много смотреть. Он же занимался дизайном, оформлением заказных работ Фонда союза Художников. Выписывал журналы по дизайну. Поэтому в доме много журнальной литературы было. Он покупал мне хорошие материалы. Я помню, в детском саду, у меня была профессиональная акварель «Ленинград», у всех какие-то маленькие, а у меня - вот такая! У меня всегда были хорошие материалы, а хороший материал - это как хороший инструмент в работе, большое значение имеет. Отец предоставлял мне такую возможность, чтобы не было вопросов - как это сделать и из чего.

- Домашняя библиотека, которую собирал ваш отец, сыграла не последнюю роль в вашем образовании. Можно узнать, какие именно книги Вы читали?

- Да, у нас дома было три книги. На самом деле, их четыре, это я позже узнал. Большие цветные альбомы «Монгольская архитектура», «Монгольское декоративно-прикладное искусство» и «Монгольская живопись». Оказывается, есть ещё «Монгольская скульптура», эту книгу я недавно купил. И было много книжек по японскому искусству: декоративно-прикладное искусство и графика. Видимо всё это всосалось в подкорку.

- Эти книги Вам советовал отец или Вы сами их выбирали?

- (Смеется) Что поярче, где картинок побольше - те и смотришь.

- В Иркутске и Ангарске есть художники, которые в своё время начинали как иллюстраторы, но потом, столкнувшись с тем, на каком уровне сейчас издательское дело, особенно детской литературы, ушли из этой профессии. А вы наоборот окунулись с головой в книгоиздательство. Вы ведь не только рисуете, но и издаёте книги за свой счёт?

- Да, и сказки, и пословицы я издал за свой счёт. Конечно, сейчас, уже имея какой-то опыт иллюстраторской работы, опыт работы с издательствами, я начинаю видеть, что это не такое уж радужное облако, о котором мне грезилось. Тем не менее, пока, меня интересует эта тема.

- Но неужели в Иркутске так мало людей, которые интересуются своей историей, культурой своего народа? Вы ни у кого не нашли поддержки?

- А кого ждать, взял да сделал. А на счет поддержки – да я и не обращался ни к кому.

-  Настоящий независимый художник! Вы как-то сказали, что «очень уважаете и любите свой народ и его культуру, но хотите считать себя современным художником, без какой-либо географической и этнической привязанности». Тем не менее, ваше имя прочно ассоциируется с бурятской темой.

- Творчество и ограничение, они же штуки несовместные, несовместимые. Зачем себя в чем-то закрывать? Возможно, работ по этой теме сделано и показано больше. Сейчас я взялся за городской пейзаж. Сегодня меня интересуют два основных направления: декоративно-иллюстративное и пейзаж. Были ещё темы, которые пока заморожены.

- Вы участвуете в различных художественных проектах, например, организованных журналом «КАК» или Издательским домом Вадима Мещерякова. Выезжаете на международные пленэры. Что побуждает вас принимать участие в подобных проектах?

- Любопытство в первую очередь. Интересно же что-то новое попробовать. Год назад Издательство Мещерякова в Живом Журнале объявило конкурс на лучшую иллюстрацию к сказке «Колобок». Вроде тема известная, давно понятная, но решил поэкспериментировать.

- В августе галерей Dias был организован международный пленэр, я вижу здесь работы, выполненные там.

-Это мой первый пленер после учебы, это направление началось в моей жизни не так давно. А так зарисовки я делаю самостоятельно.

- В одном из интервью Вы сказали, что не пишете эскизов, не продумывает картины.

- Так было, но сейчас все иначе. Время идет, какое-то развитие происходит. Пришло понимание того, что эскизная подготовительная часть - это самое важное практически. Без эскизов сама работа могла надолго затянуться. Иногда, раз - и получалось, а иногда приходилось долго бодаться. Сейчас я понимаю, что вначале всё надо продумать. (Смеётся). Я так подозреваю, и во время обучения нам это говорили, но все пролетело мимо.

- Роза Михайловна Халтуева из «Центра Культуры коренных народов Прибайкалья» на открытии вашей выставки сказала, что верит в то, что о таких художников как Вы еще будут говорить в Париже.

- (Смеется). Я бы тоже не был против. В Париже я пока не выставлялся, но несколько лет назад участвовал в североамериканском проекте. Был такой проект Siberian Dreams. Приехали американцы во главе с госпожой Браун из города-побратима Юджин, штат Орегон. Это был ряд выставок по галереям.

- Поподробнее об этом проекте можно узнать?

- Существует такая теория, что североамериканские индейцы – частично выходцы из Сибири. Среди приезжих была индейская женщина Дороти Нунец. Они ходили по мастерским, изучали, приглашали. Я отправлял туда свои работы, они там так и остались.

- Вы несколько лет работали дизайнером, а сейчас чем занимаетесь?

- Сейчас я – фрилансер. Решил сфокусироваться на иллюстрациях и творческой работе. Мне интересен сам процесс, эксперимент, поиск, нельзя останавливаться на чем-то одном. Скучно. Если замыслы возникают - всё записываются в книжечку. Я занят вперёд на многие годы - всё расписано.

- Акварели - тоже своего рода эксперимент? У нас ведь очень мало художников, которые работают в этой технике

- Поэтому и интересно. Сейчас наблюдается возрождение акварели. Долгие годы акварель была незаслуженно задвинута как материал для домохозяек, для начинающих. На самом деле - это очень сложный, интересный материал. По крайней мере, мне интересно. Чем сложнее, тем интереснее.

- Мы увидим серию бурятских сказок в акварели? Над чем Вы сейчас работаете, что иллюстрируете?

- Не скажу (смеется). Я заметил, что как расскажу - всё застревает, всё перебивается. Делаю заказные иллюстраторские работы. Сдано несколько книг, но пока не знаю, когда они выйдут.

- Т.е. в дальнейшем Вы всё-таки видите себя в ипостаси иллюстратора?

- Я продолжу работу над иллюстрацией, да. Однако не могу обещать, что это будет единственное, чем я буду заниматься.

- Владислав, мы ещё раз Вас поздравляем и желаем Вам как можно больше реализовать из задуманного.

 

Беседу вела Инга Ермолаева

Фото автора, Владислава Урбаханова и сайта urbakhanov.com

 




Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Ай да Мастер: